Господарь Черногории Иван Црноевич и создание Цетине

12.02.2024

Иван или Иванбег - самый известный нам правитель из династии Црноевичей. Есть в Черногории Река Црноевича, а может кто-то даже видел памятник Ивану Црноевичу в Цетине. Многие давно живущие в Черногории знают еще больше топонимов. Это Иваново Корито и Иванов Конак на Ловчене, в Цетине есть мельница Црноевича в русле пересохшей речке Цетини, а если отплыть по Реке Црноевича из одноименного поселка километров десять вниз по течению, то можно посетить хорошо сохранившуюся крепость Жабляк Црноевича. Но есть еще, оказывается, в Черногории Иван поле, источник Иваново око, Иваново село, Иванов лаз, Иванов рыболов, Иванов виноград, Иванова пещера, Иванов град, Иванов путь. Всё это ”топонаследие” красиво называется в Черногории ”Иванбеговина”.  Даже есть причудливо расколотый камень называемый Иванбегова роза.

2.jpeg

Но все эти названия больше связаны с легендами об отважном защитнике православных Иванбеге и его семье. Личность Ивана Црноевича сейчас очень политизирована в черногорском обществе, поэтому, когда встретил архивные исследования, очень обрадовался. Делюсь его судьбой по датам и действиями, выводы делайте сами. Но могу сказать точно, судьба на таких переломных моментах выпадает людям нелегкая. А досталась ему ни много ни мало, гибель сербских средневековых государств и приход османов на земли Балканского полуострова.


Удивительно, но свой первый год правления (1465) молодой господарь Иван Црноевич начал с того, что сразу поссорился в венецианцами, поддержал восстание в Грбале и Паштровичах, заявив об этих землях как о своем наследстве от умершего только что папы Стефана, осадил и пытался захватить Будву. Очень странный поступок на фоне наступления ”по всем фронтам” султана Мехмеда Второго ”Завоевателя”. Напомню, что был уже захвачен Константинополь (1453), могучая Византия пала. Более того, с 1455 года турки владели крепостью Медун, что рядом с Подгорицей. Но нам легко судить из 21-го века, наверное, была своя логика в действиях молодого господаря Зеты. Естественно, как результат, в том же 1465-м году 22 апреля выходит решение венецианского сената о награде за голову напавшего на Будву Ивана Црноевича в сумме 10 000 венецианских лир, это примерно 1 400 венецианских дукатов. Для сравнения, зарплата его папы Стефана от Венеции была 600 дукатов в год. Сильно разозлил он значит Светлейшую республику. О каком уж флаге и жезле капитана Венеции по наследству от папы Стефана тут можно говорить? Кроме этого, убийце Ивана или человеку, который пленит и доставит Ивана в Котор обещали дом в венецианских владениях и содержание всадника (дворянина) до конца жизни. Долго так Иван Црноевич не выдержал и в начале 1466 года через авторитетного соседа герцога Стефана запросил мир в Венецией. Венецианцы тогда вели войну с турками, искали союзников, тоже долго не думали, про награду за голову молодого Црноевича сразу забыли и Иван быстро получает отцовские привелегии, звание Капитана Зеты и жалование в 600 венецианских дукатов в год. Так вот развернули на 180 градусов. Политика она всегда политика!


Кстати, зарплата Црноевича в 600 венецианских дукатов, много это или мало? Дукат (ducato) было народное название валюты Венецианской республики. Официальное название главной венецианской денежки было ”цехин”, на итальянском ”zecchino”. 

Цехин, Венеция

Венецианский дукат (цехин) весил 3,56 грамма золота и никогда за несколько сотен лет не девальвировался вплоть до ликвидации Венеции Наполеоном в 1797 году. Для примера, я встречал такие данные по ценам в дукатах.

  • Мощи апостола Луки (поверьте, в те времена это было величайшим сокровищем) были выкуплены Джурджем Бранковичем у турок за 30 000 дукатов 
  • Постройка большой галеры стоила 6 000 дукатов 
  • Семья Буевич из Котора три месяца содержала экипаж галеры из 160 человек на 1600 дукатов, значит в среднем Буевичи платили морякам 33 дуката в месяц. Частично это подтверждает месячная зарплата бортового врача на галере в 25 дукатов (это из другого источника)
  • Молодой здоровый раб стоил 50 дукатов, молодая рабыня 47 дукатов, 
  • Одна латинская книга стоила в 15 веке 40 дукатов, 
  • Раб среднего возраста как, кстати, и боевой конь стоили 30 дукатов, рабыня средних лет стоила 25 дукатов, 
  • 1 бык или вол стоили 10 дукатов, одеяло из тончайшего шелка стоило 5 дукатов 
  • За картину ”Воскрешение Христа” Тициан получил от Венеции 11 дукатов 
  • И, наконец, о насущном, на 1 дукат можно было купить 50 кг мяса или 400 литров вина. 

А еще встречал инфу в работах Момчилы Спремича, что воевода Сандаль Хранич, дядя Герцога Косача, как-то положил в Дубровнике под процент кровные 12 000 дукатов и получил с них 600 дукатов годового дохода. Это получается 5% годовых. Момчило Спремич как раз эти цифры и приводит, венецианские купцы платили в 15 веке за привлеченные деньги 4% годовых, в Дубровнике 5%, в маленьком Которе 7%. Как-то так. 

Еще более интересно, что золотой Дукат (Цехин) не был формой ежедневных бытовых рассчётов, для этого служили серебряные Лира и Сольдо. А вот курс серебренных денег в Венециии на протяжении веков менялся, содержание серебра в них падало, это вам не Золотой Дукат. Нашел в итальянском источнике, что в 1288 году один венецианский дукат (цехин) можно было обменять на 7 лир (6,52 серебра) или на 140 сольдо. Сольдо были самыми мелкими деньгами для бедняков. Слово ”солдат” отсюда, кстати, произошло. Тогда служить людей всего за несколько ”сольдо” нанимали. Ну и сказочный ”итальянец” Буратино, если помните, под деревом закапывал свои золотые (цехины?), а азбуку продавал лишь за несколько сольдо. По 15-му веку инфы по курсу сольдо/лира/цехин я не нашел, к сожалению. Так что вернемся от зарплаты к событиям в жизни Ивана нашего, Црноевича.

Иван Црноевич.jpeg

Свою базу новый Господарь Зеты Иван Црноевич в отличие от папы Стефана обустроил в крепости Жабляк в устье реки Морача, сейчас мы называем эту крепость ”Жабляк Црноевича”. Кто спутает это место на Малом Блате рядом со Скадарским озером с другим Жабляком у Черного озера на Дурмиторе, тому двойка. Но видно, что это было время оптимизма. Иван отважно приблизился своей резиденцией к равнинам в районе Скадара, а именно по равнинам тогда турки делали набеги. Крепость папы Стефана была спрятана глубоко в горах, надеюсь про неприступный ”Соко Град” воеводы Стефаницы Црноевича из прошлого моего рассказа помните. При этом принципиальная разница с отцом была в том, что Иван Црноевич в первые годы власти практически не воевал, с Венецией помирился, а туркам начал платил дань (харач). Турки в то время воевали с албанцами и венецианцами, осаждали венецианский Скадар, так что лишние враги им были не нужны, давали своим ”данникам” жить спокойно.

Река Црноевича.jpeg

Свадьба Ивана Црноевича с Марой Косача состоялась в 1469 году, 7 июля. Есть поздравительная грамота республики Дубровник по этому поводу. Мара была второй по счету супругой Ивана Црноевича, первой его женой была Гойсава из албанской семьи Комнин, о ней мало что известно, она рано умерла. В связи с браком с Марой, а значит и примирением с могущественными Косачами, Иван начинает (1471) разграничение владений Черногории и Герцеговины. Да, да, в документе уже фигурирует Черная Гора. Горную Зету вспоминают на бумагах все реже, ей же папа Стефан Црноевич управлял. И обсуждает Иван разграничение территорий с молодым наследником умершего к тому времени герцога Стефана Косача. Имя нового соседа-герцога было Владислав (Влатко) Герцегович. Вы только представьте, вот они, молодые наследники земель, обсуждают что-то, делят земли, а в это время, где-то в Стамбуле, принявший ислам (1470) молодой герцог Стефан (младший брат герцога Владислава) уже готовился к возвращению в свои Герцеговинские владения именем султана и под именем Ахмед-Паша Херцеговича. Эх, неумолимая история борьбы за власть.

5.png

И вот наступает важная дата, 24.02.1473, знаменательный день для Црноевичей, тут видно, что сын Иван пошел дальше папы Стефана. Дож Никола Марцело специальной буллой жалует ему и всем его потомкам-Црноевичам подданство Венеции и дворянские титулы. А сам Иван Црноевич становится еще и членом Большого Вече Венеции (парламента Республики), во как! А вокруг Черной Горы сгущаются тучи. Албания уже разбита, молодой герцог Влатко и его Герцеговина стали вассалами Османов, значит венецианцы видят в Иване последнего союзника на пути Османов к их владениям.


И уже на следующий год новый венецианский дворянин, он же Господарь Черной Горы Иван Црноевич вступает в открытый конфликт с турками, присоединив несколько тысяч своих воинов к венецианской обороне Скадара. Более того, кроме помощи своих воинов Иван прислал к Скадару флотилию, которая помогала доставлять в крепость необходимую провизию. Скадар тогда, в 1474-м венецианцы отстояли, но Подгорица, к сожалению, в том же году была захвачена турками, удавка вокруг Черной Горы сжималась, да и под Скадаром ответа долго ждать не пришлось, новые и более мощные силы турок в 1478-м году вернулись к этой крепости. Одновременно турки направили свои отряды и в сторону окружающих Скадар крепостей. Столица Черной Горы - крепость Жабляк была захвачена высадившимися с воды янычарами практически без боя летом того же 1478-го. 

Жабляк Црноевича.jpeg

После нескольких пушечных выстрелов к 1 сентября 1478-го сдались венецианские укрепления Дриваст и Леш. Крепость Скадар дала бой и была передана туркам лишь в начале 1479-го, казни защитников Скадара были жестокими. Известно, например, про казнь 300 венецианских моряков под стенами Скадара, все непокорные были обезглавлены. Все было кончено, венецианцы запросили мир, а буферные союзники Црноевичи им больше были не нужны. Интересно, что на стороне турок при осаде Скадара в 1478-м году воевал младший сын Герцога Косачи, когда-то он носил имя Стефан, а теперь это был молодой Ахмед-паша Герцегович, будущий Капудан-Паша (адмирал) и Великий визирь Османской империи. Он вернулся из Стамбула забирать свою Герцеговину и приморский Герцег-Нови у родного брата герцога Владислава, а под стенами Скадара доказывал верность султану. В будущем, взяв Херцег-Нови в 1481-м году, Османы с помощью Ахмед-Паши (сына Стефана Косача) как клешнями охватили все венецианские владения к югу от Дубровника и затруднили вход в Боку Которскую.


Иван Црноевич после внезапной потери Жабляка (1478 г) отступает вглубь Черногории в укрепленный городок Обод, сейчас остатки Обода можно найти над посёлком Река Црноевича. 

3.jpeg

Понятно, что в одиночку господарь Черной Горы, будучи еще и подданным заключившей мир с турками Венеции, против османов выстоять не мог. Венеция подписала с османами в январе 1479-го мирный договор и больше не участвовала в этой войне. Венецианцы предпочли укрепить оставшиеся приморские города Улцинь, Бар, Будва, Котор и наладить свою логистику вокруг них. Они позвали в свое подданство племя Паштровичей, пообещали им дополнительные привилегии. Воинственные Паштровчи, землями которых исторически владели Црноевичи, еще в 1423-м на галере провидура Бембо поклялись в верности республике Венеция, тогда же они получили и таможенное освобождение, но сейчас, в 1479-м, они еще и присягнули Дожу, став подданными Венеции. В результате этого Черная Гора лишилась выхода к морю. Как там сказал русский император Николай Второй при отречении: ”везде смута и предательство”. Так случилось и с Иваном Црноевичем. После недолгого сопротивления осенью 1479 года Иван с небольшой свитой покидает свои владения. Он уезжает через лояльный к нему Дубровник в Италию. 


Но! Это не конец истории Црноевичей. Все изменилось со смертью султана Мехмеда в 1481 году. Ему на смену пришел менее воинственный султан Биязид Справедливый, сын Мехмеда. Он отстоял власть в схватке с родным братом. Баязид Второй занялся обустройством внутренних дел сильно разросшейся при Мехмеде ”Завоевателе” империи, ее укреплением, турецкие войска временно ушли из балканского региона. Поняв, что угроза миновала, Иван Црноевич решил вернуться в родные места. Кроме горных районов от Ловчена до реки Зеты он претендовал на земли Грабля от Будвы до Котора, на Црмицу и Паштровские земли, хотел вернуть наследованный от отца участок на солеварнях Котора. 


Венецианцы его возвращение не одобрили, да и туркам в переписке не советовали разрешать возвращение Ивана. Дело в том, что в мирном договоре Венеция-Порта все территориальные вопросы были решены, но без участия Црноевичей, а своим возвращением Иван вновь претендовал на земли своей семьи. Венецианцы в переписке с османами давали ему характеристику вспыльчивого человека и неуравновешенного властителя (имеет неспокойный дух, склонен к смутам). Иван в свою очередь пообещал туркам платить дань ”харач” и отослал младшего сына Станишу ”в гости” в Стамбул ко двору султана, за что получил разрешение вернуться к своей Черной Горе в ранге вассала Османской империи. Именно тогда, став вассалом турок, он получил свое знаменитое в Черногории прозвище ”Иванбег”. В переписке венецианцев он стал упоминаться как подданный султана и напрямую венецианцы с ним больше не общались. Переписка шла только через Стамбул или локальных турецких наместников. Думаю, что у турок уже тогда созрел план мирного вхождения Черногории в состав Османской империи, через исламизированного младшего сына Ивана, кто знает, поэтому они и взяли Иванбега Црноевича под свое крыло.


Наверное, с момента возвращения владаря Черной Горы в 1482-м году как раз и можно отсчитывать историю современной Черногории. Иван под одобрение народа опять вернулся в Обод (современный поселок Река Црноевича) и сразу после своего возвращения начал обустраивать в труднодоступном Цетинском поле собственную резиденцию (1482 г) и новый монастырь Рождества пресвятой Богородицы (1484 г). Все это он расположил рядом с речкой Цетинь, в большой карстовой долине у подножия горы Ловчен. Там же, рядом с новой резиденцией, на огромном лугу у речки Цетиньи он обустроил небольшую мельницу. В свою новую резиденцию Иван переехал из Обода лишь в 1485 году.

DSC_0208.jpeg

С закладкой Цетинского монастыря связана трогательная легенда, куда же без них. Говорят, что лишившись Родины, на итальянской чужбине Иван Црноевич начал приходить в отчаяние и поклялся перед чудотворной иконой Богородицы в Лоретской базилике (пригород итальянской Анконы), что, если вернется на родную землю, то обязательно возведет монастырь посвященный Богородице. И вдруг умирает султан Мехмед ”Завоеватель”, в Османской империи начинается междоусобица и турки разрешают Ивану вернуться на свои земли, разве не чудо? Так что первое, что исполнил Господарь Црноевич, вернувшись к Черной Горе в 1482 году, это возвёл посвященный Богородице монастырь.


Несмотря на непростые отношения с Венецией, Иван всегда оставался её подданным, более того, он был венецианским дворянином. За год до смерти, в 1489 году ему удалось сосватать старшего сына по имени Георгий (Đurađ) за венецианскую дворянку Елизавету Эрико (Jelisaveta Erico). Это был второй брак Георгия Црноевича, первый брак с Елой Топие был бездетным. ”Добро” на этот брак дали и турки, и венецианский сенат. Господарь Черной Горы Иван Црноевич умер в 1490 году, прибытия невестки он не дождался, но сваты прибывшие вперед невесты сына успели сообщить ему, что свадьба состоится. Кроме дворянского титула венецианского ”племича” он оставил сыну Георгию напряженные отношения с Венецией, вассальную зависимость от Османов и зависть двух родных братьев, один из которых, Станиша, уже отбыл в Стамбул в заложники к султану (1485 г). Главным признаком независимого государства Црноевичей, пусть и вассально подчиненного османам, оставался престол Зетской епархии и православный митрополит, который базировался теперь в Цетинском монастыре. 

О деяниях его сына Георгия (Джуража) расскажу в следующий раз. А Иванбег Црноевич захоронен сейчас в центре Цетине, в ”дворовой” церкви на Чипуре, которая стоит на развалинах заложенного им монастыря, так что его личная история продолжается. 

1.jpeg

Как классно сказал однажды ”великаш” Вук Караджич: ”Воспоминания о Иване Црноевиче в Черногории так свежи, как будто он вчера владел этой землей”. Присоединяюсь!