Откуда есть пошла черногорская династия Црноевичей

04.02.2024

Давно хотел изучить судьбу династии Црноевичей. Если точнее, сначала историю меньше нам известного первого ”господаря” Зеты (средневековое название Черногории) воеводы Стефаницы (Стефана) Црноевича, потом более нам известного его сына Ивана (будущий Иван бег, основатель Цетине), и, наконец, продвинутого внука по имени Джурадж (Георгий в нашем понимании имён). Все трое Црноевичей, дед Стефан, сын Иван и внук Георгий считаются отцами современной черногорской идентичности, а Иван еще и неоспоримый основатель Цетине (1482 г), памятник ему в этом городе, надеюсь, все видели. 


Феодалы Црноевичи с конца 14 века владели знакомым нам районом между Ловченом и Скадарском озером. 

DSC_0921.jpg

В Черногории часто слышу об их не славянском происхождении, сейчас модно говорить об иллирийских корнях этой влиятельной семьи. Про ”илиров” вот чего не знаю, того не знаю, может и так. Основателем этой влиятельной династии считается воевода Радич Црноевич, он даже как-то, спустившись со своих гор в 14-м веке захватил Будву, а в 1395 году осаждал Котор. Но на первую линию истории он и его сыновья Джурадж и Алекса не вышли, они были местными ”великашами” (феодалами), но никак не ”господарями” (князьями). Могу, кстати, в этом тексте использовать еще термин ”владарь”, это сербский синоним черногорского ”господарь”. 


Тем не менее, в своем феоде Црноевичи были сильны. Например, сербский воевода Алтоман спрашивал у них разрешения для прохода его отрядов через области Горной Зеты. Владения Црноевичей экономически были так себе, глухие, неплодородные, но зато укреплённые самой природой. В Горной Зете пасли скот, земледелия было мало. Никто и не думал, что неприступные отроги Горной Зеты в конце 15-го века станут последним очагом сопротивления туркам и примут в 16-м веке переселенцев из сербской Рашки, из Герцеговины, из Косово. А венецианцы эти Черные Горы и живущих там воинственных горцев будут использовать как буфер между своими владениями и турецкими, а оплату службы Црноевичей будут обсуждать напрямую с Дожем Светлейшей республики.


Известно еще, что именно папа господаря Зеты Стефана по имени Джурадж и его брат Алекса (сыновья воеводы Радича Црноевича) основали в 1427 году островной монастырь Ком на островной Одринской горе в устье реки Црноевича, бывшей тогда просто рекой Обод. Место где расположился монастырь, как и история династии Црноевичей, очень впечатляет, делюсь фотографиями. На одном из фото есть окрестности усыпальницы Стефана Црноевича, ну как в таком живописном месте столько крови люди проливали? И рука поднималась. На другом фото монастырь на острове-горе Вранина. Именно тут в 1455-м произошел сбор племен Зеты и по сути была провозглашена Черная Гора. Собрались лидеры 51 племени, господарь Зеты Стефан Црноевич и венецианский посланник Хуан Болани тут, на Вранине, неспроста. В существующем тут и сейчас монастыре св. Николая находился центр Зетской православной митрополии. А в любом сербском государстве тех времен у орла на гербе было 2 головы, как и у матушки Византии: Государство и Церковь.


В Черногории многое осталось в память о Црноевичах. Это называется ”живая память”, вот они камешки, можно пощупать. В основном, конечно, остались напоминания о деятельном Иван беге. Но и настрадался он больше, чем папа Стефан или сын Георгий. Наследие Ивана Црноевича в стране называют ”Иванбеговина”. Этих топонимов кучу видим в Черногории: Река Црноевича, Жабляк Црноевича, Иваново корито, Иванов лаз, Иванова пещера, Иванов дол, Иванов град и еще десятки названий. Но, честно сказать, много было создано его отцом Стефаном, а называли места в честь наследника Ивана, например, крепость Сокол град (Иван град). А справедливости-то в отношении Стефана хочется… Правда, те из нас, кто имеет более глубокие познания в географии Черногории знают, что есть память и о господаре Стефане Црноевиче, сохранилась и бережно оберегается его могила, она находится на островном монастыре Ком в его заветном Успенском храме. 

DSC_0558 — копия.jpg

А вот сам Иван Црноевич захоронен уже в своем детище, в городе Цетине, в Богородичной ”дворской” церкви на Чипуре, вместе с королем Черногории Николой и его супругой Миленой. Церковь на Чипуре стоит на месте, где сохранились фундаменты старого монастыря Црноевича. Лишь Георгий Црноевич умер в изгнании. Где он закончил свои дни история умалчивает, но большинство исследователей сходятся во мнении, что сын Ивана Црноевича умер где-то в турецкой Анатолии и конец жизни провел в личном поместье - ”тимаре” пожалованном ему султаном Баязидом Справедливым в виде компенсации за покинутую Черную Гору. 


Но обо всем по порядку. Всем троим досталось очень непростое время, гибель средневековых государств, экспансия османов в Европу, гибель Константинополя на фоне великих географических открытий. Мир очень изменился. По сути, когда в течении второй половины 15 века все Балканы были уже завоёваны Османами, только Црноевичи последними, конечно не без помощи венецианцев, но удерживали непокоренным осколок средневековой Зеты. Притом не всей Зеты, а ее труднодоступной части, Горной Зеты, называемый сейчас Старой Черногорией. 

DSC_0098.jpg

По сути, это было последнее независимое славянское княжество, остаток Сербской Деспотовины разгромленной турками и добитый местными феодалами. Защиту его и взял в свои руки влиятельный феодал и воевода Стефан (Стефаница) Црноевич. База Стефана Црноевича находилась в загадочном Соко Граде, его развалины затерялись сейчас в зарослях между Цетине и Подгорицей в районе села Штитари. С тех времен до нас не дошли две ключевые крепости: упомянутый Соко Град рядом с Цетине и Дрипаст, рядом с албанским Скадаром.  


Наверное, первым испытанием для воеводы Зеты Стефана Црноевича было предложенное от Венеции  в 1448 году ежегодное содержание в 500 перперов. По курсу 15 века, это было всего-лишь 150 венецианских золотых дукатов, если честно, маловато. Почти за те же деньги за сто лет до этих событий сербский царь Душан Сильный содержал лекаря при своём дворе (400 перперов). А тут Зетский воевода, контролирующий ключевые для Котора территории между Котором, Будвой, Баром и Скадаром. Венецианцы пожадничали и пожалели. Это предложение было сделано накануне нападения на венецианские Бар, Будву, Котор и их окрестности сербского деспота Джураджа (Георгия) Бранковича. Воевода Стефан Црноевич остался тогда верным вассалом сербского деспота, он участвовал вместе с командующим сербскими войсками Алтоманом в осаде венецианских крепостей Бар, Котор, и в разорении прилегающих к ним территорий, особенно активны люди Црноевича были в вырубке венецианских виноградников в Грбале и на Луштице. Ни одной крепости тогда Алтоман со Стефаном/Стефаницей захватить не смогли, но изрядно опустошили земли кормившие венецианцев.


Все изменило поражение венгерской армии на Косовом поле осенью 1448 года. Кроме венгров, сил, способных глобально сопротивляться османскому султану Мураду 2 в регионе не осталось, междоусобицы продолжились. Ватикан лежал в руинах, папские области опустошены, авторитет пап как лидеров западного мира был подорван, поддержки от них не ждали. Стало понятно, что и сербский деспот Бранкович без поддержки венгров долго не подержатся. По сути, он был деспотом не всей Сербии, а земли Рашка, это современный Санджак и часть Косово. Султан Мурад после разгрома венгров занялся албанским лидером Скендербергом, а его ”Лежская лига” успешно прикрывала границы Зеты Црноевичей с юга. 

Skenderberg.jpeg

Ослабление сил Скендерберга стало очень болезненным для Црноевичей. Албанское сопротивление Османам к 1450-му году пошло на убыль, союз албанских князей распался. 


В итоге, воевода Стефан Црноевич выбрал для себя стратегического союзника и повторно вступил в переговоры с Венецианцами. Додж быстро подписал бумаги и Црноевича с удовольствием приняли на венецианскую службу с титулом ”генерального капитана Зеты” с обязательством держать народы Зеты и венецианского приморья (Паштровичи, Црмица, Грбаль, Картоли, Луштица) покорными в отношении Венецианских властей. Стефану Црноевичу перед вступлением в должность ”капитана Венеции” в течении 1450-го года пришлось ”уладить” дела с родными братьями Джурашином и Койчином, Венеция им обещала собственность в Которе и всем Црноевичам долю к которской солеварне. Родные братья Стефаницы были очень влиятельными ”великашами”, венецианцы по началу вели переговоры с ними, так как не понимали, на кого из троих братьев Црноевичей сделать ставку. Так-же Стефану Црноевичу удалось убедить венецианцев, что именно ему по силам погасить восстание племен Грбаля, проживавших в очень важном для экономики аграрном подбрюшье Будвы и Котора. 

Маршрут 8. Будва смотровая — копия.jpg

В феврале 1451 года Стефан Црноевич прибыл в Котор и принес клятву верности Венеции, торжественно получив в руки флаг Венеции и капитанский жезл (напомню должность называлась ”генеральный капитан Зеты”). Последовавшее нападение войск сербского деспота Бранковича на Зету в 1452-м году было отбито уже людьми Црноевича, а венецианские наемники ”страдиоты” жестоко погасили восстание на Луштице. После этого, в 1452 году венецианский ”капитан Зеты” Црноевич активно гасил восстание племен Грбаля и поддержавших их Паштровичей. В том же 1452-м Стефан Црноевич, получая снабжение из Венеции, расширил именем Светлейшей республики свою власть дальше своих владений, аж до слияния Морачи и Зеты. В результате племя Белопавличи и Лешанцы признали власть Венеции. Хоть и действовал в этих походах воевода Црноевич именем Венеции, но, по сути, это были его новые владения. Венеция в его внутреннюю политику в отношениях с окружающими Зету племенами не вмешивалась, ей была интересна лишь безопасность приморских владений и пока еще венецианского Скадара. К тому времени венецианцы уже не видели силы в сломленной сербской династии деспотов Бранковичей и сделали разумную ставку на их местного вассала воеводу Црноевича.


В октябре 1452-го венецианцы выполнили еще одно свое обещание - выкупили сына Стефана Црноевича по имени Иван у влиятельного соседа Зеты - герцога Стефана Вукчича Косачи, турецкого вассала. Иван Црноевич был рожден от брака Стефана с Марией Кастриот, родной сестрой албанского князя Скендерберга, верного союзника Зеты, но вот в каком году был рожден Иван, источники молчат. Вот так произошло появление на политической сцене Ивана Црноевича, легендарного ”Иван бега”, основателя Цетине. Он пробыл ”в гостях” у воинственного герцога Косачи целых 10 лет, в основном находился в Херцег-Нови. Естественно, был знаком с детьми герцога и присмотрел себе во время заточения будущую супругу Мару, их свадьба состоялась позже, в 1469 году. Мара была дочерью самого ”его величанства герцога Святого Саввы”, так себя назвал герцог Стефан Косача. В то время невеста Иван бега стала символом примирения Зеты и Герцеговины. Не напоминает ли вам эта история романтичную новеллу о болгарской принцессе Косаре и владаре Дукли Иоанне Владимире из 11 века? Мне очень напоминает. Вы только представьте, знатный молодой пленник, по свидетельствам современников писаный красавец, из заточения увозит с собой красавицу дочку пленившего его государя. Девушки-гиды, история для вас, туристы иногда просят таких умиляющих и ”слезоточивых” историй.


Да, была в те времена такая традиция у враждующих между собой феодалов, оставлять наследника в ”почетных гостях” у более сильных конкурентов в обмен на спокойную жизнь или развязывание рук в каком-либо неопасном для них направлении, но всем понятно, что этот гость был заложником. Сын того же герцога Стефана Вукчича, опять же по имени Стефан, пребывая ”в гостях” в Стамбуле принял ислам и стал Ахмед-Папой Херцеговичем, а еще один Стефан, на этот раз сын сербского (рашского) деспота Джураджа Бранковича так же ”в гостях” у турок в Стамбуле был вместе с братом ослеплен из-за некоторых неправильных, с точки зрения турок, действий его отца. Так что то, что Иван Црноевич вернулся из гостей от вассала турок герцога Косачи целым и здоровым было уже хорошо. А вернуться с молодой невестой, дочкой герцога, было вообще круто. К сожалению, сам Иван Црноевич совсем скоро продолжит эту печальную традицию и отпустит своего сына Станишу (Станко) в Стамбул. Есть несколько версий причин отъезда Станиши. Читал легенду, что парень был недоволен аферой с планируемой для него невестой-венецианкой и решил вернуться на земли отца и разобраться с вероломными родственниками уже при поддержке турок. Будучи ”в гостях” в Стамбуле Станиша принял ислам и стал бегом с именем Скендер, в честь легендарного брата бабушки, таковым и вернулся в Черногорию. О Скендербеге Црноевиче расскажу позже, надеюсь на это. 


Катастрофическая гибель Константинополя 1453 года окончательно погасила у всех веру в возрождение сербского царства. Дубровник вел протурецкую вассальную политику и, по сути, венецианцы остались единственными защитниками христианской веры в регионе. В результате, 6 сентября 1455 года Стефан Црноевич собирает на острове Вранина народный Зетский собор для подписания союзного соглашения с Венецией. И тут, на соборе, впервые упоминается славянский термин Црна Гора, по сути так теперь называют Горную Зету. Для Црноевича это был способ отделить два понятия на одной и той же территории. Так он разделил уходящую в небытие сербскую Горную Зету и свою находящуюся в тех же границах вотчину ”Црну Гору”. Сейчас бы сказали, через название избавился от ”имперского наследия”. Венецианцами во всех владениях Черной Горы ему была гарантирована внутрення автономия, на них была подтверждена юрисдикция именно православного митрополита. Так исчезла сербская Зета воеводы Црноевича и появилась Црна Гора господаря Црноевича. В нее вошли 50 братств и племен, подписавших на Вранине соглашение с венецианским провидуром Хуаном Болани о службе интересам Венеции. Таким образом, с 1455 года не только Стефан Црноевич, но и представители полусотни племен из его Черной Горы перешли на службу Венеции. В 1458 году Црна Гора впервые упоминается уже в документах Которского архива, но не как Montenegro, a как славянский топоним Cernagora. Кстати, как Montenero (Италия) или Montenegro (Венеция, венетский диалект) она упоминалась раньше, с середины 14 века, но вот понятие Cernogora на латыни появилось впервые. Есть, конечно, в одном источнике упоминание Черной Горы в 13-м веке, но академик Радослав Роткович считает, что тогда было упомянуто некое село Црна Гора, из которой пришли с жалобой упомянутые в документе люди, а не именованная так часть Зеты.

Crna Gora.jpeg


В боях и расширении Черной Горы подошел 1465 год, год смерти Стефаницы, на сцену вышел его сын Иван. Воевода Стефан Црноевич захоронен на островном монастыре Ком, место очень красивое, его бывшие владения как на ладони вокруг острова раскинуты. Я был там, на могиле старшего Црноевича, сделал эти фотографии.

Ком, Црноевич.jpeg

Могила Стефана Црноевича.jpeg

Вообще 60-е годы 15-го века удивительны по ряду смертей и изменений в регионе. Первой пала Сербия, последний деспот Сербии Лазарь Бранкович бежал из своих владений в Венецию в 1459-м году после падения последней сербской крепости - Смедерево (20.06.1459). В 1463-м после осады Яйце султаном Мехмедом Вторым пленен и казнен последний король Боснии Степан Томашевич. Таким образом Сербия и Босния пали и вошли в состав Османской империи, а Венеция в том же 1463-м объявила Османам войну. Политическая картина региона полностью поменялась, главным врагом Црноевичей стали не сербские деспоты, желающие захватить у венецианцев солеварни под Котором, а Османы желающие забрать себе те же солеварни. Османы на момент смерти Стефана контролировали крепость Медун рядом с Подгорицей, это было очень опасно. 


А дальше, в течении 3-х лет, происходят загадочные смерти лидеров всех оставшихся государств, плохо или хорошо продолжавших сопротивляться османской экспансии. Такими оставались Албания Скендерберга, Герцеговина Стефана Косачи и часть Горной Зеты Стефана Црноевича, все чаще называемая ”Црна Гора”. С разницей в год не стало всех троих, вот как бывает, наверное, не без помощи Османов ушли. Так что молодому господарю Черной Горы Ивану Црноевичу пришлось начинать внешнюю политику с чистого листа, с новыми, кроме Венеции и Дубровника, игроками. На этом пока и закончу, так побросало Ивана Црноевича по морям, по горам, что отдельно стоит про 25 лет его правления написать. В следующий раз с этого и начну, а пока все.